Виновен в отцовстве

Последнее время на меня косяком плывут истории разведенных супругов, у которых есть дети. Я внимательно слушаю, и понимаю, что в консерватории что-то не так.

Вот разведенная женщина с ребенком. У нее бывший муж вызывает острое отвращение, и она ищет способ сделать так, чтобы бывший муж виделся с ребенком не раз в неделю, а пореже. А вот алиментов платил побольше. Потому что когда речь идет о свиданиях с сыном — он ненавистный бывший муж, а когда об алиментах — отец.

Вот мужчина, который не хочет платить алименты и участвовать в воспитании ребенка. Потому что бывшая — сука, и все потратит на себя.

И таких историй я выслушал достаточно много. Да что там, мы все их выслушали не один раз. И у меня складывается впечатление, что дело не в людях. Дело в обществе.

Биологически процесс появления ребенка контролирует женщина. В случае беременности ей решать, родится ли младенец. Отец не контролирует ничего. Он может в явной форме выразить нежелание иметь детей. А толку? Родится — будет платить.

Суды при разводе практически всегда оставляют ребенка с матерью. У отца в данном случае презумпция виновности. Фактически возможность видеться с ребенком зависит от доброй воли бывшей жены. Если же она желает свести счеты с бывшим путем блокирования возможности видеться — она это сделает: общественное сознание обычно на стороне матери. «Ребенку нужна мать!» — возмущаются при просмотре очередного дележа детей зрительницы программы «Пусть говорят». Отец, вероятно, ему не нужен, или нужен неизмеримо меньше. Главное, чтобы алименты платил. Где здесь интересы ребенка? А нигде. Он — совместно приобретенная собственность родителей, его делят, как сервант.

Одинокому мужчине трудно усыновить ребенка: его будут подозревать в педофилии, нынче это модно. Тот факт, что в природе не существует столько педофилов, чтобы бороться с ними промышленными методами, от куриных мозгов защитниц детства ускользает.

Конституционное равенство родителей в правах фактически является фикцией. Они равны в обязанностях, но не в правах. Есть юридическое понятие «мать-одиночка», но нет понятия «отец-одиночка». Ему не дадут отпуск по уходу за ребенком, у него будет меньше льгот, он менее защищен законодательно.

Мальчик вырастает в обществе, которое считает родительство исключительно материнской привилегией, безотцовщину — привычным и сладким поводом для страданий. Желание отца воспитывать в одиночку ребенка для бабонек подозрительно и необычно. Мать же, которая решила после развода видеть ребенка по воскресеньям, просто сожрут.

Я видел достаточно женщин, которые разводились с инфантильными «маменькиными сынками», и... делали точно таких же из своих сыновей. Справедливости ради стоит сказать, что видел и рано повзрослевших, ответственных и мудрых сыновей, выросших без отца: общаясь с двоюродным братом, я забываю о том, что он младше меня почти на 10 лет. Но, что характерно, и он, и все остальные парни с таким характером, слышали о своих отцах только хорошее.

И не стоит удивляться тому, что сосед Вася бегает от алиментов: если мальчик растет под речитатив «мужики — козлы», он вырастет козлом.


Подпишитесь на канал «Женский журнал Судьба» @destinyrubot в Telegram: https://telegram.me/destinyrubot

Комментарии (0)

добавить комментарий

Добавить комментарий

показать все комментарии
Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.